Вода общая, нефть договорная. Как поделили Каспий

Президенты пяти государств поставили точку в вопросе о правовом статусе Каспийского моря, который не могли решить 22 года, — сообщает korrespondent.net.

Россия, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркменистан после многолетних переговоров разделили Каспийское море. Раздел упростит поиск, добычу и транспортировку нефти и газа.

Как пишет Financial Times, подписание конвенции о статусе Каспийского моря стало стратегической победы России.

Ни озеро, ни море

Вопросе о правовом статусе Каспия возник после распада СССР. Иран хотел провести границы по озерному принципу — все поделить поровну. Другие страны настаивали на морском праве: каждому по прибрежному сектору шириной в пару десятков километров, а остальное — общее.

К пятому каспийский саммиту стороны готовились более 20 лет: еще в 1996 году специальная рабочая группа из заместителей министров иностранных дел пяти стран начала согласовывать параметры конвенции.

12 августа, в казахском городе Актау лидеры пяти государств — России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана — подписали конвенцию о правовом статусе Каспийского моря.

Она определяет государственные границы на море, права на коммерческое судоходство, грузовой транзит, рыболовный промысел и передвижение военных кораблей.

Однако в документе нет правил раздела дна: разграничивать свои сектора на каспийском шельфе странам придется друг с другом на отдельных переговорах.

Как пишет Коммерсант, документов вводится определение 15-мильных территориальных вод, где прибрежное государство обладает всей полнотой юрисдикции, а линия этих вод признается госграницей.

Есть также десятимильный буфер за этой границей — рыболовная зона. Вся остальная вода Каспия объявляется общей. Однако и в рыболовной зоне государство может, например, проводить «обоснованный» досмотр судов.

В конвенции детально описано использование водных пространств, включая коммерческое судоходство, рыболовство, научные исследования, рейсы коммерческих авиакомпаний над Каспием.

В документе серьезно проработана часть о военном присутствии на Каспии — в первую очередь условия, на которых военные корабли могут заходить в чужие территориальные воды.

Также присутствует одно критически важное положение. В нем закладывается условие о недопущении военного присутствия в Каспийском регионе внешних сил.

Однако остался нерешенным главный вопрос — разграничение дна, которое практически полностью является нефтегазоносным бассейном.

Американское агентство Energy Information Administration подсчитало, что в недрах Каспия содержится до 6,5 миллиарда тонн доказанных и вероятных запасов нефти и газа. По текущим ценам это около восьми триллионов долларов.

В конвенции есть лишь общая формулировка «осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права».

Как отмечает газета, это выглядит как неофициальное признание неспособности стран договориться о правилах добычи транзита нефтегазовых запасов.

До сих пор неурегулированный статус Каспия стоял на пути подводного транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан, который позволил бы двум странам поставлять до 100 миллиардов кубометров газа в год на ключевой для Газпрома европейский рынок, что составляет примерно четверть нынешнего импорта Евросоюза.

Конвенция вступит в силу после ратификации всеми странами-участницами.

Стратегическая победа России

Британская газета Financial Times пишет, что российские власти давно считает каспийский регион частью своей сферы влияния и много лет стараются его сохранить, борясь, например, с такими проектами, как транскаспийский газопровод из Туркменистана в Азербайджан.

Издание считает, что Кремль согласился на уступки в вопросе раздела Каспия, чтобы наладить отношения с Тегераном и повысить уровень сотрудничества с центральноазиатскими соседями на фоне попыток США и Китая увеличить присутствие в регионе.

Взамен Россия получает запрет на любое военное присутствие на Каспии стран, не участвующих в договоре, то есть российский флот получает контроль над морем.

«Россия была основной движущей силой этого раздела. Остается узнать, чем пожертвовала Москва. С точки зрения безопасности она выиграла», — считает эксперт компании Verisk Maplecroft Камилла Хагелунд.

Запрет на военное присутствие третьих стран в регионе — большая победа для Москвы, он фактически блокирует попытки и НАТО, и Китая углубить отношения с каспийскими странами, отмечает FT.

Президент России Владимир Путин, отметив, что конвенция по Каспийскому морю, подготовленная в результате проводившихся более 20 лет переговоров, гарантирует неприсутствие на Каспии внерегиональных держав, неявно сделал отсылку к политике США в отношении региона. пишет турецкое издание Yeni Safak.

«Сегодняшний саммит действительно имеет неординарное, если не сказать поистине эпохальное значение. Подготовленная в ходе длившихся более 20 лет переговоров конвенция о правовом статусе Каспия закрепляет исключительное право и ответственность наших государств за судьбу Каспийского моря, устанавливает четкие правила его коллективного использования», — сказал он.

Накануне министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов заявил, что Казахстан не планирует размещать американские военные базы в регионе Каспийского моря.

По его словам, через территорию Казахстана будет проходить транзит исключительно невоенных грузов из США в Афганистан.